Венгрия. мишкольц

Венгрия. мишкольц

Какая, вообще, красота наступила с развитием всех этих технологий, в которых я ни бельмеса не смыслю — у каждого города есть свой сайт, и можно отправить на него всех любителей официоза http:

Просто, на обыкновенной пешеходной улице — Христос за колючей проволокой

В темнице сырой

О, Венгрия! Это так бывает в страшных снах — происходят какие-то вещи, которые пугают, кажутся неясными, инородными, инопланетными, непонятными, нелепыми, нелогичными, но все вокруг делают вид, что ничего, собственно, и не происходит, все нормально.

Хотя чувствуется, что за всем этим есть какой-то непонятный двойной и тройной смысл, который все понимают.

В моих детских рисунках и комиксах так было — в порядке вещей внезапно из стен могли высунуться головы костуманов, и что-то спросить. В каких-то помещениях могли находиться несвойственные им вещи, люди могли заниматься с серьезными устремлениями какими-то совершенно неясными делами.

Вот Венгрия — она такая. В ней очень много подсознательного, глубинного, хтонического, неосознанного.

Очень много лезет из кочевого венгерского прошлого, их песен, где что ни сюжет — все о разбойниках и привидениях, их истории, где Трансильвания и вампиры-кровопийцы с живыми мертвецами, их происхождения, где какие только народы не смешались, включая выходцев из дальнего Зауралья и даже переселенных сюда во время турецкого владычества выходцев из Африки, где сейчас Египет смыкается с Суданом. Страшных венгерских сказок, с жуткими нелогичными ходами.

Знаете, например, венгерскую вариацию сказки о волке и семерых козлят? Когда коза пришла домой, волк всех козлят успел съесть, а из их черепов сделал светильники, в каждый из которых поставил по свечке, которые и встретили мать-козу на пороге.

На этом и сказке конец.

Здесь полно деталей, прямо на жилых улицах, прямо в обитаемом житейском пространстве, которые выносят мозг какой-то своей зловещей непонятностью, страхом соприкоснуться с чем-то очень-очень мистическим, языческим и древним, что глубоко спит в потемках душ.

По всей Венгрии очень характерные статуи — бог с ним, что медь позеленела. Пугает скорее то, что фигуры — они не человечьи.

Они как-бы человечьи, по общему образу, но пропорции у них такие, как если бы в натуральную величину кто-нибудь додумался сделать куклы Барби и Кена. Совершенно отсутствующие половые признаки, разрезанный живот и грудная клетка, наросты в самых неожиданных местах, несвойственный земным существам скелет

Совершеннейшая какая-то чертовщина инопланетная

Дорогу переходят роботы, с отделенными верхом и низом тела

Дорожные знаки порой такие, что лучше бы их не было — все равно ничего не понятно, только неврастению кормить

Гениальные порой встречаются светофоры.

Останавливаюсь, красный. Рядом зажигается обратный отсчет.

Стою, назад медленно капают секунды. Завершается цикл — 5, 4, 3, 2, 1… я готовлюсь вдавить газ… но зеленого света не загорается, продолжает гореть красный.

Я чувствую себя в миллионный раз одураченный венграми — а с чего я вообще взял, что с концом отсчета красный свет сменится зеленым?

Венгры увидели, что у людей такое бывает, скопировали, собезьянничали, а зачем это нужно — они и не вникали. Им и по своему, инопланетному, нормально живется

Узкоколейка заходит во двор и оканчивается у дверей частного дома

Сходство с тревожным сном или с кинохроникой полнейшее. Особенно когда посреди всего звенящего безумия и бормотаний отовсюду неизвестных речей вдруг вплывают звуки классической музыки от играющего в случайном месте оркестра.

Оркестр играет ПРОСТО ТАК, денег не просит.

Атмосфера безумия усугубляется, когда при проходе мимо оркестр бросает Ференца Листа и затягивает Калинку-Малинку, на ритм чардаша

Если вешать в Венгрии на перила замки — так на ржавые, неумолимо жутковатые металлические сердца

А порой и сами замки… неумолимы

Венгерская мистичность перетекает в венгерскую сексуальность. Мое мнение, допускаю, пристрастно и субъективно, но я считаю венгерок самыми сексуальными женщинами в мире.

Если взглянуть на распространение в порноиндустрии такого жанра как hungarian — я в своем мнении не одинок.

Венгерки — олицетворение скорпионьей страсти.

Кто из счастливчиков оказывался в постели с девушкой-скорпионом, и остался после этого в живых — он знает о чем я говорю.

Венгерки — холодноватое, отрешенное скорпионье обличье, и вулкан, сжигающая безумная страсть внутри, трепет плоти, полнейшее неистовство, исступление и бесстыдство. Что-то нечеловеческое, полнейшее отдавание плоти на выпотрошение, сладковатый стыд и полностью сорванные тормоза.

Синее пламя.

Одно из самых удивительных сексуальных переживаний в моей жизни произошло в Венгрии — ночные дороги, какая-то мелкая деревня, темные окна, цикады ночные поют, ночной венгерский запах влажноватого сена.

Дорогу спросить надо. Ни души.

Вдруг впереди показывается фигура — девушка на роликах. Катится себе, плеер слушает, как будто и не ночь.

Подъезжает ближе — чернявая, смуглая, волосы в хвост. Сильные, гладкие, мускулистые ноги, белая маечка с какой-то няшной белочкой.

И черные трусы, мало что скрывающие, туго-туго, до треска в швах, обтягивающие упругие бедра.

Я так и не смог ничего спросить. С этим фирменным ощущением, что любое творящееся в Венгрии безумие считается нормальным, девочка-самка в черных трусах укатилась в мрак венгерской ночи.

Во Второй Мировой венгры были Гитлеру союзниками, и не сдались даже после того, как Германия капитулировала.

Венгерский солдат склонил колено в память погибших в Первую Мировую — войну, которая перепахала всю Европу, включая Россию, но о чем у нас предпочитают не вспоминать, ввиду позорнейшего, сокрушительнейшего поражения, из которого не извлечено ни одного урока.

Каски тогда у всех были этой забавной формы котелка, которые у нас ассоциируются по черно-белым военным фильмам только с шнелле-шнелле, и куры-млеко-яйки партизанен пуф-пуф

Особенность венгерских городов — кропотливость в отточенных городских деталях

Сочетаемая с их потертостью и обшарпанностью.

А где-то разобрали половину дома, оставили стену и делают вид, что это нормально

Каждые деревянные перила тут отполированы руками десятилетия, а то и на века считать.

Трамвай проходит сквозь исторический центр

И уходят дальше в окраины

Венгрии повезло с водой — почти любой город тут приравнен к термальной здравнице, Мишкольц не исключение, а Будапешт — так и вовсе единственная столица Европы имеющая статус курорта.

Вода везде чистая, из любого фонтана можно пить, как в Швейцарии, если не оговорено обратно, и по городу проходят прозрачные ручьи, закованные в тоталитарный камень

Аптека тоже закована в зловещий тоталитарный кирпич. Да, мои постоянные чтецы знают, что в Венгрии не стоит искать аптеку по словам pharmacy, drug-store или созвучия с apotheke — аптека по венгерски это Gyogyszertar А кто-то обещал что будет легко?

Вообще смотря на нечитаемые венгерские вывески не можешь отделаться от ощущения — по всей стране заглючили шрифты в компах, не совпали кодировки, и в итоге распечатали как есть

Это вписывается в общее безумие полностью — по всей стране нечитаемые вывески, просто набор букв, но все делают вид. словно ничего странного и не происходит

Венгрия — страна с прямой связью с астралом. Будучи в Венгрии я чувствую в безумии происходящего какую-то честность — в конце концов, мы ведь живем в безумном мире, где люди рождаются, живут и умирают, будучи не в состоянии ответить на вопрос — а зачем вообще все это?

А в Венгрии вдруг становится ясен ответ.

Он маячит передо мной бегущими строчками на венгерском языке, понять которые возможно, но прочитать — никогда.

FOREST TRAINS & CASTLES in MISKOLC, HUNGARY


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: