Уюни. большая ложка соли

Уюни. большая ложка соли

Покидая Уюни… Через два дня эти улицы покажутся нам Лас Вегасом.

Первый стоп случается сразу и прямо за околицей.

И это не только металлопомойка…

улицы

стоп

металлопомойка

Но я знаю толк только в полезных для их обитателей помойках. А здесь всё давно уже отвинтили и вынесли. И больше не живут.

Грусть начинает покрывать меня своей ржавчиной. Зачем я здесь? Забрать с собой весь этот хлам я не могу.

Делать из него фотографии? Но все эти паровозы так и просят какого-нить драматического (читай закатного) освещения и убрать всех этих понаехавших на семи джипах.

И разве в этих местах бывают закаты в 10 утра?

Хотя… Постойте. Напомните-ка мне, где Георгий Николаевич снимал своё Кин-дза-дза… Точно. В Боливии.

хлам

паровозы

Cementerio de Trenes

Это было Cementerio de Trenes. Кладбище паровозов. И днём они действительно выглядят очень мёртвыми. А это наш водитель — Энзи.

Выглядит живым и брутальным. За его левым плечом пейзаж постепенно покрасили в белое.

Это соль.

Горы соли на фоне гор.

Энзи

соль

горы соли

Это соль и живущие рядом люди.

Колчани. Маленький посёлок соледобытчиков. Сувенирные лавочки. Сувениры из соли.

Пугливая поросятина сухого посола, бегущая поперёк кадра. — Ребята, если вы можете, то купите какой-нибудь сувенир у этих людей. Они не попрошайки.

А жить здесь на самом деле трудно, — это Энзи, просто и без пафоса.

Высота 3700 метров. Совковая лопата. Грузовик соли. Кто-нибудь помнит цену одной пачки соли?

на фоне гор

Колчани

грузовик соли

А потом мы попадаем в пустоту. То есть Абсолютную Пустоту. Звуки здесь тонут и умирают. Соль, небо и мы. И острова на горизонте.

Но попробуй описать пустоту словами, и она сразу исчезнет, наполненная ими…

слово — смысл — слово — звук — слово — пуля — слово — дура —

пустота

небо

плитка соли

Дорог нет. Есть огромная плитка соли, плоская и гладкая, по которой муравьями разбежались джипы.
— Энзи, и ты ни разу не заблудился здесь?

Щербатая улыбка в ответ…
— Амиго, я работаю водителем здесь уже пятнадцать лет. Проблемы могут быть только ночью, и то только у новичков.

Очень плавно и ниоткуда, навстречу выплывает …отельчик. Точнее алохамьенте. Стены из кирпичей кубиками. Столы, стулья… Всё — соль.

Но мёртв. По случаю экологических затруднений. Бывает…

Что-то про дружбу народов? В следующий раз надо будет взять сюда флаг Чукотки.

Вся ваша соляная сковородка Уюни — это Один Большой Чукотский Флаг.

плоская

отель

дружба народов

В языке, на котором я пишу свои буквы слово белый иногда принято менять на слово сахарный… Сахарные пики гор, например.) Слово солёные должно бы обидеться, не правда ли?

Через три часа и с попутным ветром выгребаем к острову.

Солёный прибой медленно бьёт в его каменистые бока.

белый

остров

прибой

Чёрным п?отом с них стекают солёные реки.

Солнце плющит остров сверху.

Но кактусы не сдаются.

реки

солнце

кактусы

Никто не знает, откуда и как они сюда пришли, эти смелые кактусы.

Но теперь они покоряют попавшего на Остров не только своим мясистым величием,..

…но и количеством. Потому что они — Лес.

как они пришли

покоряют

лес

И на человека, чудом попавшего на Остров, они смотрят с высоты не только своего роста, но и возраста.

Кактусы, небо и соль. Дружески поделённое пространство. Кто-нибудь видит здесь человека?

Но у человечков сейчас здесь обед. Макароны и курица, кетчуп и салат… Кока-кола или спрайт… А посуду складывайте во-о-он в ту коробку…

с высоты

пространство

обед

И пользуясь всеобщим обеденным замешательством самое время рассказать, что же здесь происходит на самом деле… А то рассказывать сказки любой чукча умеет.

Солар Уюни (соляная сковородка Уюни) это не что иное, как дно огромного озера Минчин, которое плескалось в этих краях ещё не так давно, лет 20 тысяч тому назад. Но близость к солнцу (высота 3700 метров), постоянные ветра и отсутствие здесь осадков, сделали своё дело.

Озеро высохло. Но то белое, что вы видели выше, это не просто тонкая декоративная корочка соли. Это многометровые залежи. Только в одной маленькой деревушке Колчани (где перед вами металась свинья) добывают 20000 тонн соли в год.

Это потребность одной небольшой страны. Но как и у любого крупного озера, у древнего озера Минчин были острова. И после того, как это озеро умерло, острова никуда не разбежались и не сроднились с окружающей местностью, ибо ею стала белая смерть. Соль.

И только кактусы, древние кактусы из рода Echinopsis atacamensis, давно освоившие эти острова, живут здесь.

Isla Incahuasi — один из таких реликтовых островов в сухом море соли. Прямо посреди этого моря. До Уюни отсюда примерно 100 километров соли. И его берегут, понимая насколько он уязвим.

С удовольствием расстался с парой входных баксов. Пусть только сохранят такое…

Полное безмолвие выносит мозг на поиски реальности. Даже хруст собственных шагов откуда-то сбоку и не мой.

Почувствуй себя не в своей планете.

Ну вот, обед кажется закончился.

За неимением своих моделей приходится браться за чужие…

безмолвие

закончился

модели

Хотя вот и мои попутчики… Разбросали сытые послеобеденные тени.

И снова дорога. Блин… Я хотел сказать направление. На ночлег.

И ещё будет уставшее от работы солнышко золотить живущие по соседству кактусы.

попутчики

направление

солнышко

И будет чек-ин в самой солёной конуре, в которой я когда-нибудь спал. Ни одного клопа, честно.

И ещё выйдут соседи-аргентинцы смотреть закат в стремительно холодеющем воздухе.

И будет вечер. Чёрный, морозный и звёздный.

в конуре

соседи-аргентинцы

вечер

А за общим ужином литровая бутылка аргентинского виски застенчиво выйдет из недр моего рюкзачка и займёт место на столе, готовая ко всему…

Был вечер, 9 мая 2010 года.

Почему именно здесь калибруют спутники GPS и Глонасс? Боливия, Салар де Уюни


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: