Сокотра. бухты детвах и шуаб

С небольшого островка Сокотра, затерянного между Африкой и Аравией, у меня осталось не меньше фотографий, чем от всего остального Йемена — настолько интересно и необычно это место. На Сокотре нет пляжных отелей, ночевать нужно в палатках или под открытым небом, из машин здесь выживают только внедорожники, а пища добывается не в ресторанах, а в натуральном виде, у местных жителей — рыбаков или скотоводов.

Это отпугивает туристов, и слава богу — остров сохраняется в полудиком состоянии. Здесь можно прикоснуться к природе, не сильно обезображенной присутствием человека.

Сокотра. бухты детвах и шуаб

Большинство моих знакомых никогда не слышали об острове Сокотра и не знают, где он находится. Между тем это — кусочек Африки, оторвавшийся от неё 6 миллионов лет назад и ставший настолько изолированным, что большинство видов зверей, птиц и растений не встречается больше нигде в мире.

И приобретают порой удивительные формы. Но об этом позже.

Летели мы рейсом авиакомпании Йемения на вполне приличном Airbus. Кстати, стюардессы в самолёте — это единственные йеменские женщины, которые не скрывают лиц.

Кроме Йемении из Саны на Сокотру летает ещё одна местная компания, Феликс, на маленьком винтовом самолётике, который делает не одну, а целых две промежуточных посадки. Вылетает он раньше Йемении, а прилетает позже, зато стоит дешевле.

И есть ещё рейс напрямую из Эмиратов — им охотно пользуются иностранцы, которые боятся оказаться в материковом Йемене из-за нестабильности.

Аэропорт, кстати, ужасен, особенно в Сане. Ничего не понятно, по-английски никто не говорит, ни указателей, ни объявлений. Наши столичные гиды дали нам целую коробку свежих фруктов в дорогу, сказав, что на Сокотре их достать сложно — пришлось нам таскаться с ней.

Зато для досмотра и идентификации женщин есть специальная кабинка со шторками — вот она, на фотографии.

Но погрузились, летим. Промежуточная остановка — в Мукалле, это провинция Хадрамаут, закрытая для туристов из-за повышенной опасности.

Из самолёта нас не выпустили. Зато потом — Индийский океан и Сокотра в иллюминаторах. Лагуна Детвах сверху:

По прилёту сразу обратили внимание на танки и артиллерию, повёрнутые стволами к морю.

Наташа привыкает сидеть по-турецки. За неделю этот способ сделался для нас естественным — стульев здесь почти не найти.

Справа наш гид Вагди, слева — водитель Абдулла. Вагди сносно говорил по-английски, мы с ним сразу же обсудили маршрут — куда едем, что хотим увидеть.

Водитель английский не знал, зато по-русски мог сказать несколько слов: Очьень харашо! и Поехали!, причём последнее слово он всегда сопровождал поднятыми на манер крыльев руками и добавлял: Гагарин!

Запах моря будоражит.

Первая трапеза на острове. Рыба, рис, тушёные овощи и лепёшки. Неожиданно всё оказывается не просто съедобным, а вкусным.

Кроме овощей, пожалуй.

За околицей — заросли пальм и разбитые рыбацкие лодки.

А это — наше средство передвижения. Без него на Сокотре делать нечего.

После обеда Наташа вспоминает, что не взяла средство от солнечных ожогов. Долго пытаемся объяснить чернокожему Вагди, что это такое и зачем оно нам понадобилось.

Наконец, он кивает: Понял! Едем в столицу, там попробуем найти!

Не думайте, что на фото — какая-то деревенька. Это — столица Сокотры, город Хадибо. Там мы долго ходили по лавкам, пока, наконец, не нашли искомое. Правда, в тюбике оказалось не средство от загара, а крем производства Саудовской Аравии, осветляющий кожу.

Но UV-защитой он тоже обладал, так что мы купили его и покинули гостеприимные столичные улицы, распугивая коз.

Вскоре добрались до места первой ночёвки — лагуны Детвах. Такой она открывается с перевала:

В лагере оказалось довольно много для безлюдной Сокотры палаток. Нам объяснили, что сюда приехало аж 50 (!) латышей, поэтому такой аншлаг.

В остальных местах едва ли можно было насчитать 5-6 палаток, а где-то мы вообще ночевали одни. Туристов здесь больше, чем в материковом Йемене, но всё равно очень мало. Едут русские и восточноевропейцы.

За неделю мы встретили ещё троих китаянок и одну канадскую пару, выглядящую очень настороженно и зашуганно.

Навесик, Наташа разбирает рюкзаки. Можно спать прямо здесь — ночи тёплые, до сезона дождей далеко.

За ней зорко следят сокотранские стервятники, ждущие, не будет ли для них чего вкусного:

Первые шаги к Индийскому океану:

От океана лагуна отделена длинной песчаной косой. Внутри — мелко и тепло, однако там нам не рекомендовали купаться, ибо под песок зарываются скаты, которые могут серьёзно ранить ядовитым хвостом.

Скатов мы не разглядели, зато на берегу были тучи крабов — они удирали в море, едва завидя человека.

Добежав до воды, они молниеносно зарывались в мокрый песок.

Могут и в сухой, но это уже не так эффектно:

Бегают они быстро, но одного краба я всё-таки догнал. Когда он понял, что от меня не уйти, повернулся ко мне мордой и поднял клешню — типа, давай сражаться!

Тем временем подкрался вечер.

Утром мы поехали в соседнюю деревеньку Калансию, чтобы нанять рыбацкую лодку и сплавать в бухту Шуаб. Дорог до этой бухты не проложено, добраться можно только по воде.

Дети рыбаков помогают родителям:

После наших норвежских приключений Наташа как-то не очень доверяет лодкам, поэтому выглядит слегка испуганной:

Зато местные спокойны. Обратите внимание — вместо штанов они носят особые юбки, похожие на шотландские килты.

Наташа тоже успокаивается и начинает обозревать окрестности.

Нас догоняет стайка дельфинов и скачет вокруг, выпрыгивая из воды:

А вверху, на скалах, наблюдаются совершенно инопланетные пейзажи:

Проплыли мимо скалы, на которой растёт самый редкий вид деревьев. Единственные в мире его представители живут только здесь — на этом небольшом камне, площадью в несколько квадратных метров:

Наконец, доплыли до бухты. Тончайший белый песочек, лазурное тёплое море — и ни единой живой души на километры вокруг, кроме нас!

Накупались мы там вволю. Потом приплыли рыбаки.

Они предложили купить лобстера.

Надо сказать, что до появления на Сокотре иностранных туристов, местные выкидывали всех ракообразных, если те попадали им в сети. Они до сих пор уверены, что из моря можно есть только рыбу, благо, её тут тучи. Однако туристы заинтересовались лобстерами.

Сначала рыбаки их отдавали просто так, а потом почуяли выгоду и стали продавать бледнолицым, причём цены год от года растут. Не так давно за них просили эквивалент 5 долларов США, потом 10, 15, а мы, поторговавшись, смогли приобрести этого красавца лишь за $20.

Естественно, он был ещё живым, шевелил лапами и пытался вырваться, когда его держала Наташа:

Вернувшись в лагерь, мы его сварили и съели. В варёном виде он потерял, конечно, всё своё радужное великолепие, но обрёл весьма приятный вкус.

Надо сказать, что за первые два дня мы утолили все свои пляжно-купальные потребности и дальше гоняли наш Лендкрузер по всему острову, почти не прерываясь на купания или загорания. Чем немало удивляли гидов, которые привыкли, что туристов хватает только на полдня активного лазания, а остальную половину дня они нежатся на солнышке.

Зато и побывали мы в тех местах, куда обычно туристов не возят.

Остров Сокотра, закрытая для туризма территория. Остров Сокотра после урагана. Кругосветка на яхте.


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: