Сенегал и гамбия. серекунда и макасуту

Та самая кассия.
Сенегал и гамбия. серекунда и макасуту

Пальмы.

В какой-то момент густые заросли кустарника с редкими вкраплениями деревьев расступились и мы вышли к пальмовой роще. И хотя берега не было видно, близость реки выдавала пересыхающая заводь, ставшая пристанищем пугливых крабов.

Местные жители добывают пальмовый сок, делая надрез у основания листа. Пасока отлично бродит и через некоторое время превращается в брагу, называемую здесь вином.

Вкус, мягко говоря, непривычный, но для гамбийцев он давно стал частью их культуры.

Сборщик пальмового сока.

Так добывают сок.

Главный аттракцион Макасуту — лодочная прогулка по одному из рукавов реки. Каково же было мое удивление, когда за те полчаса, что наша лодка описывала круг по извилистой протоке, нам попалась не одна и не две, а с десяток лодок с туристами.

Причем, в отличие от нас, они были вооружены биноклями и высматривали в зарослях каких-то птиц. (Между прочим, нормальные люди в Гамбию за этим и ездят: лежать на пляже и гулять по влажным лесам нацпарков.) Углубляться в изучение местной фауны желания не было, поэтому мы просто скользили по воде, мимо густых зарослей мангровых деревьев, в корнях которых неожиданно обнаружились устрицы. Их здесь добывают, в небольшом количестве поставляя на столы европейцам, причем местные используют устричные раковины как строительный материал и редко употребляют в пищу самих малюсков, разве что в копченном виде.

За одним из поворотов показалась рыбацкая деревня, но ее жители даже не повернули головы при виде нашей лодки. В этот момент я вспомнил трехдневный сплав по реке Нигер в соседней республике Мали.

Там поглазеть на белых пришельцев выбегали на берег целые деревни — для них мы были зрелищем, которому, вполне возможно, не было суждено повториться в течение следующих нескольких месяцев…

Причал.

Поплыли.

Мангровые заросли всегда живописны.

Устрицы.

Туристы.

Birdwatching.

Посещение резервации включает в себя обед. Причем, под традиционные племенные танцы местных жителей народности мандинка (или малинке, название которых дало имя государству Мали).

Танцовшицы, отстукивая ритм специальными брусками, лихо отплясывали на небольшой сцене, обедавшие гости были увлечены этим зрелищем, не замечая как их окружают несколько самцов бабуинов. Нападение произошло молниеносно, насытившиеся туристы испугано повскакивали со своих мест и озирались по сторонам.

Вторжение было подобно урагану, молодняк и самки бабуинов, до этого свободно перемещавшиеся меж столов и изучавшие содержимое мусорной кучи, бросились врассыпную. Служители лагеря сработали быстро, стреляя по самцам из рогаток, они вынудили незванных агрессоров отступить назад в лес.

Сложно сказать, что было причиной такого поведения, вероятно, дележь территории или последствия брачного периода. В любом случае, в прошлом я дважды имел удовольствие плотно пообщаться с этими тварями, а однажды бабуин даже разодрал мне руку, поэтому насколько они могут быть опасны я знал не понаслышке…

Танцы женщин племени мандинка.

Концерт был окончен. Часть гостей разбрелась по машинам и автобусам, часть, живущая в лодже, отправилась по своим номерам. Для последних здесь заготовлено еще много интересного, не входящего в программу однодневной экскурсии: и прием колдуна-целителя, и фольклорное пение, и поход в деревню.

А нам предстояло вернуться в Банжул, и уже на следующий день переплыть реку на пароме в обратном направлении… Парк Макасуту стал нашей самой дальней точкой в этой поездке.

Семейство бабуинов на террасе в центре лагеря за несколько минут до нападения.

На свалке.

Спасение в пальмовых листьях.

19 ноября 2012 г.

Сенегал делает ставку на малый и средний бизнес — focus


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: