От рима до сицилии

От рима до сицилии

Это было то ещё удовольствие — выезжать из Рима, а потом въезжать в суматошный и дождливый Неаполь, в котором почему-то решили отремонтировать сразу половину дорог, изменив схему движения так, что даже навигатор начинал истерить. И всё это после примерно годичного перерыва в вождении…

Короче, первый день на дороге выдался каким-то напряжённым.

Неаполь мы как-то не оценили. Шёл дождь и было довольно мерзковато.

Не смотря на непогоду, честно прогулялись по городу, но удовольствия это принесло немного. Запомнилось только, как зашли в какое-то неприметное заведение съесть пиццу.

Кроме нас в заведении почти никого не было, а откуда-то с кухни вышел мужик с баяном и что-то пел прямо перед столиком на итальянском, тем самым поставив нас в нелепую ситуацию, так как он явно делал это не из любви к иностранным туристам или даже к искусству, а мелких денег в кошельке почему-то не было.

Зато после этого всё пошло как по маслу: дождей и навязчивого сервиса больше не было, машина стала гораздо увереннее ездить по узким хаотичным итальянским улочкам, светило солнце, наступила дольче вита и всё такое.

Первым делом мы полезли на Везувий, потому что почему бы и нет? На самом деле, оказалось, что практически до самого верха можно доехать, а идти там остаётся всего ничего.

Вид оттуда открывается, конечно, шикарный. А вот само жерло вулкана лишь слегка дымится в некоторых местах.

Никакой тебе ярко красной лавы, ни летящего на зрителей пепла — с этим мы опоздали примерно на две тысячи лет.

Далее, как все нормальные туристы, наша делегация бродила по улицам Помпеи (или Помпеев?), где людей с фотоаппаратами было в десятки раз больше, чем жителей во времена расцвета этого печально известного города.

Очень тронуло тело человека, который окаменел во время извержения вулкана. Я, кстати, так и не понял механизм того, как это произошло. Но сам факт интересен: работал парень, скажем, сапожником или плотником, ел оливки, запивал их вином, а потом что-то пошло не так, и теперь лежит бедолага голый и окаменелый, а его каждый день фотографируют тысячи туристов, не спрашивая, заметьте, никакого разрешения.

Печальная судьба…

Но ещё больше, чем каменный мужик, мне понравился вот этот усатый дядька с лисой! Он хоть и не был частью экспозиции, а просто приехал, как и все остальные, посмотреть на разрушенный вулканом город, популярностью он пользовался не меньшей, чем развалины вокруг.

Ох и сколько же этих остатков былого величия мы насмотрелись за эту поездку. В каждом городе римляне считали своим долгом построить какую-нибудь штуку, типа амфитеатра, а мы зачем-то считали своим долгом посмотреть на остатки империи.

Но гораздо интереснее было просто заезжать в маленькие провинциальные городки у побережья.

Здесь тоже попадались какие-нибудь развалины.

А сама атмосфера неспешной жизни, которая спокойно течёт здесь уже не одно столетие и почти не меняется, просто непередаваема. Все эти десятки городков невероятно живописны.

Все чем-то похожи друг на друга.

Но при этом у каждого региона есть какое-то своё едва уловимое отличие.

Одни находятся на берегу моря, а море в хорошую погоду это всегда красиво.

Другие расположены в горах, куда нужно пилить по сумасшедшим узким дорогам.

И везде очень красиво.

Из особо запомнившихся: Сорренто — живописный город у моря.

Маратея — тоже у моря.

Но запомнилась статуей Христа на горе.

Сверху, опять же, отличный вид.

В Маратеи мы плавали на катере с пухлым капитаном, с которым изъясняться приходилось исключительно на итальянском, то есть, в нашем случае, жестами.

Пиццо — хоть и довольно приятный, запомнился, скорее, своим названием.

Здесь же был замечен очень азиатский тук-тук.

Тропея — приморский город с современным подобием замка на скале.

В Тропеи почему-то популярны носы…

Козенца запомнилась своим запустением.

Вот вроде и город немаленький, и довольно старый. Но, видимо, из-за того, что расположен не рядом с морем, туристов сюда приезжает мало — на реставрацию денег нет.

Это, наверное, единственный город, где на улицах было мало людей.

Ещё где-то недалеко от Козенцы нам пришлось ночевать в каком-то очень странном месте, забронированном через интернет. Я даже гостиницей это назвать не могу.

Похоже было на место собрания какого-то клуба аристократов. Обстановка была как в плохой копии Эрмитажа: кругом очень вычурная мебель, сделанная под старину, но явно современная подделка.

Резные канделябры, подсвечники и гобелены на стенах такого же сомнительного качества.

По-английски никто не разговаривал, но они как-то сумели поинтересоваться, изволим ли мы отужинать. Такая забота была очень приятной, так как было уже довольно поздно, а в желудке урчало. В Италии вообще как-то странно с едой.

Рестораны открываются только на пару часов во время обеда и на столько же во время ужина. Их национальный режим вечно не совпадал с нашим, поэтому, зачастую, приходилось долго искать хоть что-нибудь, что продолжало работать в неурочные часы.

Конечно же, мы сказали, что покушать это с удовольствием.

На это нас отвели в небольшую комнату, где стояло несколько столов и не было ни души. Интерьер здесь опять же был как в китайском Лувре. Через некоторое время пришёл официант во фраке, поставил на стол бутылку вина и тарелку с хлебом и ушёл.

Это было странно, так как человек, пришедший поесть, обычно ожидает какого-то меню с ценами, чтобы что-то выбрать и заказать.

Природная скромность и отсутствие языковых навыков не позволили поинтересоваться, а сколько вообще всё это стоит, и что мы, собственно, помимо хлеба будем есть. В итоге, сошлись на том, что была не была, голодным ложиться спать не хочется, да и бутылка, вон, уже заботливо открыта.

Пока мы дегустировали вино, лакей принёс пасту и снова ушёл. Паста была с удовольствием схомячина, но стало как-то непонятно, а что же делать дальше. Стоило ли ждать компот?

Нужно ли сейчас оплатить банкет? Посидели ещё немного — гарсон принёс какой-то десерт. Съели и его, но вопросы остались всё те же. Подождав для приличия минут семь, рискнули встать из-за стола и выйти из обеденного зала.

В коридоре никого, кому можно было бы заплатить за трапезу, не было…

С утра, правда, за ужин сняли 60 евро. Я, помню, даже порадовался, что не 600, а то кто его знает какие у них там коллекционные вина подают.

К слову, это стоило дороже, чем ночь в этой гостинице, и уж тем более, дороже, чем все остальные наши посиделки в Италии. Отсюда следует какая-то мораль, но я до сих пор не могу понять какая.

Совершенно не понимаю, где мы в этой истории ошиблись, и что нужно было сделать по-другому, чтобы этого идиотизма избежать. Разве, что поесть можно было до приезда, но так кто бы знал…

Вот так, переезжая из города в город, мы потихоньку добрались до парома, который переправил наш Лорен-Дитрих в Сицилию.

Неаполь. От Рима до Сицилии. Фильм 6-й.


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: