Новые виды остаются на музейных полках в течение 21 года

Новые виды остаются на музейных полках в течение 21 года

Открытие нового вида – опьяняющий опыт: сбор образцов в полевых условиях, момент «эврика», когда вы осознаете, что обнаружили нечто новое, торжественное заявление для всего научного сообщества…

Ну, не совсем так.

В действительности проходит в среднем 21 год от дня обнаружения нового образца и до момента, когда он идентифицирован, а информация о нем распространена по всему миру, утверждается в новом исследовании. Отдельные этапы могут быть необычайно интересными, но при этом они часто крайне медленные.

При таких темпах вид может пропасть в дикой природе, а его образцы, которые могли бы обеспечить идентификацию, продолжат пылиться на музейных полках.

«В контексте нынешнего критического вымирания вопрос в документировании того, о чем мы могли бы так и не узнать. Ведь виды могут пропасть еще до момента, когда научное сообщество узнает об их существовании», — рассказывает французский исследователь в сфере биоразнообразия Беноит Фонтен.

Залежавшиеся виды

В ходе работы в музее Фонтен и его коллеги заинтересовались вопросом, сколько времени занимает процедура документирования нового вида. Ведь автор исследования проводит дни в окружении полок и ящиков, заполненных образцами в ожидании изучения.

Для оценки периода ожидания ученые наугад отобрали 600 образцов из поразительного количества 16994 новых видов, описанных по всему миру в 2007 году. В 570 случаях можно было узнать дату первого сбора.

Средняя продолжительность времени между сбором и описанием составила 20,7 лет.

«Мы подозревали, что период хранения длительный, но не настолько!» — поражен Фонтен.

Промежуток времени очень варьировался – от практически незамедлительного заявления об обнаружении вида до целых 206 лет между открытием и идентификацией. Приз за самое продолжительное описание получил вид гремучей змеи под названием Tropidolaemus laticinctus, обнаруженный на индонезийском острове Сулавези.

Это животное со сложное таксономией, отмечает Фонтен, и определение вида усложнено тем, что различия в окрасе змеи не всегда совпадают с ее географией или другими формами тела. Это делает идентификацию проблемной.

Почему же так долго?

Есть ряд факторов, повлиявших на то, насколько быстро вид покидал музейную полку и становился достоянием общественности. Растения и позвоночные животные дольше других оставались в неизвестности, возможно, потому, что в музеях крайне много неизученных растений, позвоночных и насекомых и относительно мало грибов и беспозвоночных.

Следовательно, меньше необходимости проводить тщательную проверку.

Когда вид входит в недавно пересмотренную научную категорию, он имеет больше шансов на быструю идентификацию. Ведь легче описывать организм в соответствии с современными, а не древними стандартами.

Описание занимает больше времени, когда ведущий ученый из развитой страны, снова-таки потому, что в таких странах большие залежи образцов. Новые виды быстрее описываются, когда они обнаружены любителем, не имеющим специального научного образования.

Частично проблема связана с превратностями научных публикаций. Около 60 процентов новых видов описываются в книгах и журналах с низким рейтингом цитируемости, то есть в маловлиятельных публикациях, к которым редко обращаются исследователи в своих журнальных статьях.

Только 8 процентов новых видов впервые описываются в публикациях с высоким рейтингом цитируемости. А ведь от таких публикаций зависит собственно карьера ученых.

В 2011 году в журнале «Тенденции в экологии» было опубликовано исследование, в соответствии с которым оценочная стоимость инвентаризации всех неизвестных видов мира составит 263,1 миллиарда долларов США.

Более быстрая идентификация видов потребует обучения большего количества систематиков и упорядочивания методов описания, говорит Фонтен. Кроме того, исследователям потребуется проводить больше времени на свежем воздухе.

Систематикам обычно необходимо несколько образцов, чтобы положительно идентифицировать новый вид, а потому часто требуются дополнительные полевые исследования.

«Большинство видов редкие, и в результате экспедиции приносят только один образец определенного вида», — отмечает Фонтен.


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: