Как добраться живым до камбоджи

Начиналось всё прекрасно, как цветок лотоса.

Добравшись до границы мы с удивлением обнаружили, что наш водитель не столь прекрасно владеет английским, как мне казалось, и не совсем правильно нас понял. Он принял нас за виза-раннеров (т.е. людей которые пересекают границу и тут же возвращаются обратно, чтобы продлить срок легального пребывания в Таиланде ещё на три месяца).

Получалось, что он не готов был нас ждать сутки, пока мы вернёмся из Камбоджи. Тива сказал, что уедет обратно и предложил отдать ему половину его гонорара.

Выглядел он понуро — понятное дело: ехать по-любому туда и обратно, только вместо 3500 получить 1750. В общем-то и 3500 — это не много, учитывая километраж и цены на топливо.

Мы дали ему 2000 тысячи, понимая, что он попал, но с другой стороны и мы тоже попали — на обратном пути придётся искать транспорт, и, вряд ли кто-то будет делать нам скидку как постоянным клиентам.Тива уехал, а мы устремились к таможенному терминалу. Везде в Интернете описывают, что на таможне стоят огромные очереди, но нам повезло: наверное, мы настрадались на таможне в прошлой жизни, а в этой кармическое колесо решило наградить нас за терпение.Я повернулся к жене и попросил дать паспорта.

Все документы были у неё, потому что ты обязательно их забудешь или потеряешь. Наташа дала мне паспорт, и я двинулся в сторону пограничника, увлекая за собой всю компанию.Вежливый пограничник взглянул на меня, потом на паспорт (сделал он это, скорее всего для приличия — всё равно мы для азиатов на одно лицо) и попросил иммиграционную карточку, которую мы заполняли при въезде.

Я обернулся к жене и попросил дать мне карточку. И тут выяснилось, что их мы оставили в номере, чтобы не потерять.

Мне живо представилось как мы пулей часов за семь-восемь сгоняем к себе в отель и обратно на границу. В принципе полтыщи километров — не крюк для бешеной собаки.

На душе стало слегка тоскливо.

— Нет карточки, — сказал я по-английски. И очень искренно улыбнулся.

— А где она? — спросил добрый пограничник.

В тот момент мне показалось, что только жгучий российский мороз может спасти положение, и потому мгновенно отморозился.

Улыбнувшись ещё шире чем в первый раз, я сказал:

— Нет карточки.

— А где она? Мне нужна ваша карточка.

— Нет карточки. — Моя улыбка стала ещё шире, и я с тревогой подумал, что следующий раз мне придётся бить свой собственный личный рекорд по улыбанию и сделать это на разрыв, в буквальном смысле.

— Вы её забыли? Где-то оставили?

— Нет карточки. — Я совершил очередной мимический подвиг, добавив к своей уже не совсем человеческой улыбке взгляд субъекта оставившего свой интеллект там же, где и карточку.

— У ваших друзей есть карточки? — пограничник попытался разговорить меня.

— Нет карточки.

— Мне показалось, что ещё немного и уголки моего рта дотянутся до мочек ушей.

Офицера это впечатлило и он решил помочь нам. Порывшись у себя в столе он извлёк несколько пустых иммиграционных карт и протянул мне:

— Заполните, пожалуйста.

Я взял карточки, и быстро их заполнил. Из написанного мной следовало, что наша группа материализовалась из ниоткуда посреди таможни и спешно покидает Таиланд.

Чушь полная в духе Киндзаздзы, зато соответствовало выражению наших лиц — я прилежно играл свою роль, а остальные просто не до конца понимали что происходит, а потому вид также имели соответствующий. Мне же было лень им объяснять, что происходит, и я, к тому же, торопился заполнить за всех бланки.

Так мы прошли тайскую границу. Дальше последовала непримечательная нейтральная зона, где располагаются какие-то отели и казино.

Пройдя метров сто-двести мы пришли на камбоджийский пропускной пункт. Как добраться живым до камбоджи

На нейтральной территории.

Над окном, где выдавались визы на въезд в Королевство Камбоджа, висела дощечка с нанесённым на неё через трафарет объявлением: Туристская виза — $20. У самого же окошка было ещё одно объявление, написанное от руки на листке бумаги — виза для иностранцев — $25.

Мы снова заполнили иммиграционные карты, теперь уже камбоджийские и я подал наши паспорта в окошко.

— А где ваши фото на визу? — поинтересовался у меня офицер.

— Нет фото, — сказал я и улыбнулся (а фигли? — схема с улыбкой дурачка почти везде работает).

— Нет фото — давай два доллара, — предложил офицер.

Я опешил от подобного быстрого и гибкого решения вопроса.

Протянув в окошко десятку и паспорта я попросил:

— Пять фото, пожалуйста.

— Мне показалось, что пограничник тупо возьмёт деньги и пропустит нас, но схема оказалась сложнее. Наши паспорта отксерили, а потом из полученных копий вырезали фото, которые вклеили в наши карточки.

Через пять минут нас позвали за визами. Я протянул сто долларов.

Пограничник указал мне на рукописное объявление и сказал:

— Двадцать пять долларов с человека.

— Я указал ему на табличку над его окошком и возразил:

— Двадцать долларов.

— Иностранцы — двадцать пять долларов, — пограничник снова показал мне бумажку.

— А визы только иностранцам и выдают. Или вы камбоджийцам тоже визы даёте на въезд домой? — Я решил не сдаваться и спорить.

— ОК. — Пограничник нахмурился, взял сто долларов и выдал нам паспорта. На нет, как оказалось, и суда нет.Всё. Привет Камбоджа!

Хотел сфоткать гордо реющий камбоджийский флаг. Но то ли флаг был не гордый, то ли не реющей модели.

Мы прошли немного и огляделись, вопреки ожиданиям сразу за пограничным пунктом не было ни автобусной остановки ни такси. Я бы удивился этому факту, если бы не читал об этом заранее.К нам подошёл кхмер и, практически, на чистом русском сказал: Садитесь в тот автобус. — Он махнул рукой в направлении какого-то автобуса, стоявшего неподалёку с открытой дверью: — Он довезёт вас до автобусной станции.

Это бесплатно. Нужно только немного подождать, чтобы людей побольше набралось и поедем.

Я бы, конечно, не поверил ему, но опять же — читал о том, что от границы до автобусной станции людей развозит бесплатный автобус. Кхмер-русофил ушёл, видимо зазывать народ, а мы погрузились в автобус и стали ждать.

Через пару минут неожиданно двери автобуса закрылись и он тронулся.- А что других людей ждать не будем? — поинтересовался я у водителя. Тот пожал плечами. Я повторил вопрос на английском. Та же реакция.

Было очевидно, что кхмер не владеет языками. Я сел на своё место и принялся с любопытством разглядывать пейзаж — вокруг были какие улочки с кривыми домиками и двориками, поросшими тропическими сорняками.

За этим занятием я как-то упустил из виду, что мы выехали из населённого пункта и едем по степи. Мне почему-то казалось, что автобусная станция должна быть в городке.

Степь да степь кругом…

— Куда мы едем? — непринуждённым тоном спросил я водителя, в надежде, что за последние десять минут тот всё же выучил английский. Тщетно.

Водитель угрюмо посмотрел на меня и снова повернулся к дороге. Меня же его взгляд заставил припомнить всё, что я знаю о сборе сахарного тростника.

Знания были отрывочными и бессистемными, взятыми в основном из заставки к сериалу Рабыня Изаура. Еще почему-то подумалось, что если идти пешком (или бежать), то на западных границах Камбоджи с Таиландом имеются до сих пор не разминированные поля.

Я кинул взгляд на Весёлых Гуавок, и понял, что они сейчас далеко не весёлые, а скорее встревоженные. И сестра, как бы невзначай, спросила у моей дочки: Машенька, а ты знаешь как будет по-английски У меня в России есть богатые бабушка и дедушка?Я посмотрел на Таню злым взглядом в стиле не мели чепуху, она ответила мне таким же, но только а я тебе говорила.

И вот когда уже у меня в голове сложился сценарий, где Весёлые гуавки вступают в бой с камбоджийскими наркоторговцами, боевиками, плантаторами (нужное подчеркнуть) и, отстреливаясь из отобранных в рукопашной схватке калашей, отступают с боем к границе… Вот тогда и показалась на горизонте одиноко стоящая посреди поля автобусная станция.

В ожидании автобуса.

Сама станция оказалась абсолютно скучной. Мы взяли билеты и погрузились в небольшой видавший виды минивен.

С нами сели какие-то индийцы (или люди похожие на индийцев). С одним из них была девушка азиатской внешности, которую наши дамы в один голос признали кореянкой.

Я не очень хорошо отличаю кореянок от прочих азиаток. Но сам факт, что в Камбодже в компании индийцев окажется именно кореянка показался мне маловероятным.

Мне сказали, что я ничего не понимаю. А я, действительно, мало что понимаю в антропологии, поэтому спорить особо не стал.

В конце концов — какая разница?Мы тронулись в путь. Однако уже через пять минут пути мы услышали полицейскую сирену и какая-то машина сзади начала отчаянно сигналить.

Наш автобус съехал на обочину и притормозил. Наши преследователи тоже остановились и выскочив из машину с криками устремились к нам.- Сейчас кореянку повяжут! — с уверенностью шепнула сестра.

Я охренел от подобной осведомлённости и спросил:- За что?- Кажется, она проститутка.- Чтобы за тобой так гналась полиция нужно быть не просто проституткой. Нужно быть Матой Хари.

Однако полицейские на кореянку внимание не обратили. Они начали что-то кричать водителю, активно жестикулируя и гримасничая.

После чего водитель извлёк из под лобового стекла бланк техосмотра и протянул им. Они снова начали кричать. Тогда водитель протянул им деньги и на моих глазах случилось чудо: один из полицейских извлёк чёрный маркер и превратил напечатанный на бланке год 2011 в 2014 подрисовав пару штрихов к последней единице.

При этом никаких печатей и росписей он не ставил. Мне показалось странным, почему сам водитель не додумался купить маркер и выправить себе документ собственноручно. Может быть маркер стоит дороже тех денег, что он дал полицейскому?

Как знать…Мы же продолжили свой путь и все облегчённо вздохнули. Я и мои товарищи — потому что теперь мы знали, что автобус исправен и только что прошёл техосмотр, а кореянка — потому, что не была разоблачена. А через полтора часа мы были в Сием Риепе.

Казалось, что самая трудная часть пути пройдена. Но это только казалось.

Вкусите немного Камбоджи и я продолжаю рассказ.

Нас высадили возле какого-то большого отеля. Я связался с гидом — и тот сказал, что не может приехать и встретить нас. Он попросил нас взять тук-тук и ехать к нему. Это, конечно, странно — но русский сервис, он и в Камбодже, похоже, остаётся русским.

Я возмутился — мы предупреждали за день, что приедем и была договорённость, что гид с микроавтобусом будет ждать нас в Сием Риепе. В итоге мы договорились, что за нами приедет его помощник.

Через некоторое время приехал парень и сказал, что Александр занят и предложил нам пока поселиться в отеле и привести себя в порядок с дороги. Мы взяли тук-туки и покатили к центру.

Там нам приглянулся небольшой и уютный отель Tan Kang — он был рядом со знаменитой Pub Street, стоил недорого и при нём имелся бассейн. Мы пошли размещаться, а помощник Александра уехал. Было решено связаться с гидом чуть позже.

Когда мы приняли душ, то оказалось, что все голодны — ещё бы: мы выехали в 4 утра, а на часах было уже 16:00. Вышли на улицу и сели в небольшое индийское кафе неподалёку от отеля. Там снова созвонились с гидом.

И тут началось выяснение неприятных деталей.Во-первых, автобус вместо обещанных двух дней по 120 долларов стал стоить на сто долларов дороже, т.к. гид забыл нам сказать, что отвезти обратно до границы не входит в оговоренные заранее суммы. Это, конечно, не смертельно, но неприятно.Во-вторых, он назначил нам время экскурсии в Ангкор Ват на девять утра.

Тут нужно сделать лирическое отступление и рассказать об экскурсии в Ангкор.Дело в том, что доступ к храмовому комплексу предоставляется с 4 утра. Это сделано для того, чтобы туристы могли поснимать восход.

Так как стены храма чётко ориентированны по сторонам света, то солнце встаёт как бы из-за храма. В пруду, который окружает храм одновременно с солнцем распускаются кувшинки и лотосы.

В общем — очень красиво.

Выложу для затравки один кадр, чтобы было понятно из-за чего сыр-бор.

Осталось найти транспорт. На рецепции отеля мы договорились о такси.

За дорогу в Ангкор и переезды внутри большого круга с нас попросили 60 долларов, а за доставку к границе — ещё 60 долларов. В качестве транспорта была предоставлена старая Тойота Камри — как я заметил самая популярная туристовозка в стране.

Наш Боливар вынес пятерых.

Конечно, впятером в ней немного тесновато, но до Ангкора ехать всего двадцать минут. Мы решили, что дотерпим.

Теснота, вообще, понятие относительное.

Вот и всё. Хотя нет, забыл упомянуть, что по возвращению нам пришлось нанять такси с границы. Мы нашли семиместную Тойоту и заплатили 4000 бат.Таким образом, вся поездка нам обошлась: 4000 бат (трансфер Паттайя — граница) + 100 долларов (трансфер Пойпет — Сием Риеп) — 120 долларов (два номера в отеле) — 100 долларов (входные билеты в Ангкор) — 60 долларов (трансфер до Ангкора и по Ангкору) — 60 долларов (до границы) и 4000 бат (трансфер Пойпет — Паттайя).

Итого: 420 долларов (примерно 14000 бат) и 8000 бат = 22 000 бат. Делим на пять — получаем 4400 бат. В итоге мы ничего не сэкономили.

Экскурсию за такие же деньги можно было бы купить в Паттайе. С другой стороны мы ни капли не пожалели, потому, что встретили восход в Ангкоре (коммерческие экскурсии такой опции не предоставляют) и потому, что успели осмотреть основные достопримечательности без значительного скопления народа, и до солнцепёка.

А это важно, особенно для тех, кто любит фотографировать храмы, а не туристов на них.

Обратно нас вёз гламурный вор.

Как мы гуляли по Сием Риепу, и об осмотре Ангкора я расскажу в двух следующих очерках. А этот очерк самое время завершить.

Картинка сельской пасторали, для тех, кто дочитал до конца. 🙂

Сиануквилль — приятно удивил | Камбоджа | Лучший город Камбоджи!!


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: