Грузия, сванетия в июле: ушгули

Чвибиани и Жибиани.
Грузия, сванетия в июле: ушгули

Жибиани. Посередине одна из достопримечательностей Ушгули — сдвоенная башня.

Жибиани и церковь Ламария.

Церковь Ламария на фоне ледника Шхары.

Церковь Ушгульской Ламарии при одноименном мужском монастыре стоит на холме немного в стороне от села возле дороги, ведущей к леднику горы Шхара. Место обнесено стеной, имеет помимо колокольни собственную башню, отчего напоминает крепость.

Церковь зального типа построена в X веке. Интерьер расписан по мотивам библейских сюжетов в конце X — начале XI века, некоторые фрагменты относятся к XII и XIII векам.

Интересны граффити, оставленные молельщиками, их датируют также XI-XIII веками.

Ламария.

Вход в монастырь не прост.

Церковь X века.

Те самые граффити?

Дверь в церковь.

Купель (такую я покажу позже в посте о музее в Местиа) и хозяйственная утварь в притворе.

Роспись.

Ближе к Ингури, на самой окраине Жибиани на склоне холма находится еще одна знаковая церковь Ушгули — Джграг или храм Святого Георгия.

Вид от Ламарии на Жибиани, видны башня Нижнего дворца в Чажаши и Верхний дворец. Прямо за лошадью — Джграг.

Церковь Святого Георгия.

Резная дверь церкви.

Фрагмент.

После Ламарии мы разбрелись по Жибиани и долго бродили среди башен и домов, сложенных из каменных пластин, называемых плитняком.

Жибиани.

Традиционное покрытие крыши также делалось из тонких листов плитняка.

Двери.

Уникальный дорожный знак.

В какой-то момент я оказался перед дверями частного этнографического музея. Дверь была закрыта на щеколду.

Подождав некоторое время появления хозяев, я самовольно вошел в музей, сделал свое туристическое дело и также вышел, прикрыв дверь.

Резная дверь — экспонат музея.

В музее представлен традиционный быт сванской семьи в древнее время. Каждая семья, численность которой могла колебаться от тридцати человек, достигая порой ста, владела башней и пристроенным к ней жилым домом (Мачуби), состоявшим обычно из двух этажей.

Первый этаж служил одновременно кухней, спальней и хлевом для скота. Жилая часть от хлева отгораживалась специальной деревянной перегородкой, через которую животные могли просовывать голову.

Ни вполне негигиеничное соседство, ни запах никого не смущали. На втором этаже находился сеновал. Дом отапливался очагом-камином.

Первый этаж традиционного сванского дома.

Завершая рассказ об Ушгули, я хочу немного сказать о тех, кто все это создал — о сванах, народе крайне специфическом и необычном. В остальной Грузии над сванами подшучивают, в первую очередь за их упертость.

В грузинских анекдотах сван занимает то же место, что в русских — татарин или чукча. Я просил пересказать мне пару анекдотов, но они мне не показались смешными, наверное, надо глубже погружаться в тему.

Сванов считают трудолюбивыми, что очевидно, учитывая какие дома они возводили и в каком суровом краю возделывали землю. Но в то же время, работая столетиями исключительно на себя, они, похоже, избавились от того гена, что отвечает за труд в коллективе и по четкому графику.

Нанимая свана на работу, нужно понимать, что в 9 из 10 случаев он опоздает, не предав этому большого значения, а в десятом случае придет вовремя случайно. Свана вы можете отличить по характерному окончанию фамилию -ани.

Знаменитый режиссёр Отар Иоселиани и футболист-легенда Давид Кипиани определённо имеют сванские корни. У сванов собственный язык (именно язык, а не диалект).

Говорят, сваны обычно закрыты и стараются держать дистанцию, в отличие от традиционных грузин, готовых позвать в гости каждого. Впрочем, я помню одно застолье в Кутаиси, на котором некий молодой сван балагурил так, что затмевал тамаду.

В отличие от жителей равнинной Грузии, испокон веков занимавшихся земледелием, сваны — охотники. Но, пожалуй, главное отличие в том, что в Сванетии, где виноград по понятным причинам не растет, предпочитают крепкие напитки — яблочную водку натхани и разные настойки на ягодах и травах.

Сванские традиции, если оценивать их современным взглядом, могут показаться жестокими и дикими (например, подобно хевсурам и другим горным народностям Кавказа, роженицу считали нечистой, она изгонялась из общины на время родов, рожала где придётся и возвращалась только через несколько дней), но они — часть того наследия, на которое с каждым годом приезжает посмотреть всё больше и больше туристов.

(Кому интересно окунуться в эту тему глубже могу рекомендовать два фильма: древний Соль Сванетии Михаила Калатозова (настоящая фамилия — Калатозишвили) и современный короткометражный Динола).

Жительница Ушгули.

Добавлю также, что тема Сванетии лично для меня не закрыта. Я непременно покорю когда-нибудь Нижнесванскую трассу, обязательно приеду сюда зимой покататься на лыжах, уделю больше внимания тысячелетним церквям, схожу в конце концов в треккинг к ледникам и озерам.

Сюда стоит приезжать всерьез и надолго…

Сванетия. Июль 2017.


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: