Гренландия. июнь 2011

Узнав о планировании этой экскурсии с 4 мя полетами в течении двух дней, я очень засомневалась в целесообразности ее: трудно, дорого и просто стрёмно (великий русский язык, особенно в слэнге. Это дурацкое слово подразумевает так много, что пояснение значения может занять полстраницы).

Прилетев в Кулусук, в крохотный дощатый сарайчик-аэропорт, без всякой таможни и пр. ( другое государство, другие деньги, другой уровень цивилизации и всё другое), мы вышли наружу и обалдели. Перед нами-горы, покрытые снегами, какая то вода и пыльная дорога в никуда…

Улетая на следующий день обратно и ожидая того же самолёта, доставившего нас сюда, мы пойдём по этой дороге — 40 минут до ближайшей ( и единственной, как бы, на этой части материка- страны Гренландия) эскимосской деревни и столько же обратно в аэропорт, почти заблудившись в единственной развилке извилистой дороги, потеряв из вида сарай-аэропорт. В видимой близи, около километра стоит двухэтажный крепенький сарайчик.

Это гостиница для сумасшедших туристов. Вокруг абсолютная необитаемая природа. И путь в деревню и обратно к аэропорту мы, и даже большая группа американских туристов из Нью-Йорка, в которой я нашла соседей по Гудзону, проделали пешком по когда-то расчищенной от снега грунтовой дороге. С чего я это взяла?

Да просто по обочинам, непрерывные на длинном пространстве, наваленные трёхметровой высоты горы снега, тающего медленно крохотными ручейками. Температура воздуха+ 5-7оС.

Но солнце шпарит. Но пока мы ждем вертолет и сердце моё трепещет от страха. Я не летала на вертолете никогда в жизни и, не веря рассказам летавших, в том числе и моего внука, уверявших, что это здорово, готовилась к ужасу с тошнотой, блевотой и полной отключкой.

Но всё забыв и ошалев уже от увиденной необъяснимой словами красоты суровой Природы, мы сели в яркокрасный ( наверное, чтобы он был заметен на фоне снеговых вершин и голубого неба) маленький вертолет на 9 человек с двумя небритыми в комбинезонах пилотами, отделенными от нас и аппаратуры веревочной сеткой, надели круглые толстые наушники и я, с дрожью ожидая разбега !!!, зажмурила глаза. Удивившись долгой недвижимости вертолета, я открыла глаза и с изумлением увидела, что мы уже высоко над землей и вокруг неописуемая красота гор в снежных шапках и даже шубах.

Вертолёт, которому совсем не надо разбегаться, парил над горами Гренландии, открывая невероятные дали воды с дрейфующими ледниками разного размера.

Гренландия. июнь 2011

Я поймала себя на мысли, что это наслаждение хочется продлить надолго. Так лететь и лететь… Но вертолет ( это рейсовый транспорт, перевозящий местных жителей и редких туристов с материка в деревню на острове и обратно) через 15 минут приземлился у подножья крутых гор на крохотной пыльной площадке.

Пока мы раздумывали, как вскарабкаться с сумками на вертикальную гору по пыльной извилистой грунтовой дороге ( кроме этой дороги наверх в обозримом пространстве ничего не было), сверху спустился ободранный минивэн и улыбающийся человек объяснил, что это трансфер. Мы были рады такому комфортабельному туробслуживанию.

Нас вознесли на гору.Наш двухэтажный длинный отель сарайного типа и синего цвета располагался на высшем уровне горы, лицом обращенный к снежным вершинам, а вокруг на разных уровнях прилепились, как скворечники маленькие разноцветно-яркие домишки деревенских жителей-эскимосов. Как умещаются семьи в таких крохотных домишках, осталось загадкой.

Но, наверняка, здешние жители не страдают депрессией, как высокоцивилизованные исландцы, потому что от уровня моря, от деревенского даунтауна, где бар, церковь, школа и пр. службы, тропинки к домам вьются вертикально в высоченную гору и за пару ходок вниз и вверх организму уже не до депрессий. Выжить бы и выдюжить…

Из социальных проблем — алкоголизм ( хотя сухой закон не допускает крепкие напитки. Их нет даже в отеле, только вино и пиво), наркотики и ВИЧ инфекция.

Причины ее не выяснили, но, может, долгая ночь не способствует умеренному безопасному сексу.

По сути, Гренландия всё еще на правах колонии Дании, и получает дотации, медицину и образование за ее счет . Датчане владеют отелями и пр. бизнесами. Эскимосы рыбачат и, как мы видели, радостно волочат по льду замерзшего даже в июне залива что-то большое и тяжелое.

Мы пригляделись и решили, что это тюлень. Уровень безработицы высок и многие жители зависят от туризма в дополнение к более традиционным занятиям охотой и рыбалкой.

Ребятишки — чумазые, неулыбчивые и диковатые — группками бегают по деревне. Встречаются женщины с очень пропитыми лицами.

Все чем — то заняты.

Прогуливаясь, мы прошли пустую запертую церковь, магазин, заметили много грязных голодных собак на цепи около домов и брошенных деревянных саней. Представили себе, как эскимосы ездят на этих санях зимой и как-то погрустнели.

В километре от деревни у подножья гор в талой долине оказалось кладбище с одинаковыми крестами и искусственными цветами. На крестах нет имен, потому что эскимосы верят, что имя покойного переходит к другому в момент смерти и жизни на следующее поколение.

А сами горы местами ( наверное, в тенистых участках) были покрыты толстым слоем снега.

И вдруг с нами поравнялась группка местных детей, направляющихся прямо в гору по протоптанной в глубоком снегу тропинке. Дети были без взрослых и на наш вопрос куда они идут, показали куда то вверх. Мы потащились за ними, отставая, так они шли очень быстро.

Деревня была довольно далеко позади и это групповое восхождение выглядело странно. Через некоторое время подъёма по снегу, горы расступились, снег изчез, и мы увидели озеро, к котором плавали и ныряли ребятишки, человек 30.

Они тряслись от холода, но храбро ныряли опять и опять. Мы были в теплых куртках ( плюс 5 -7 градусов), дети были полуголые.

Воду в озере попробовали — градусов не более 13. На лысой горе, освещенной ярким солнцем, сидел взрослый мужчина, вроде учитель, и смотрел на резвящихся счастливых детей.

Вот такой вот школьный урок физкультуры в горах Гренландии рядом с полярным кругом.

Мы козами поскакали по горным склонам и вертикальным деревенским дорогам, но уже нас ждало смертельно опасное приключение (за наши же немалые денежки). Мы купили в отеле-сарае у владельца-датчанина экскурсию на катере к айсбергам, которые были видны с вертолета.

Но с высоты не разглядишь детально и не поймешь их размерчик и мы дерзко решили встретиться лицом к лицу с плавающими льдинами-гигантами.

У меня был шанс увидеть их несколько лет назад на Аляске, когда я на огромном 14 этажном круизном корабле ожидала обещанного капитаном по радио подхода близко к плавучим льдинам, когда-то сползшим с гор, отломившись от ледников.

Тогда наш огромный корабль подошел к какому то проливу, где плавало несколько небольших льдин разного цветового отлива (это зависит от химического состава воды и прохождения солнечных лучей определенного спектра). Несколько тысяч человек высыпали на палубы в предвкушении фантастического зрелища, как вдруг капитан громко объявил, что развлечение отменяется, ввиду опасности для гиганта- корабля, и, соответственно, пассажиров, повреждения льдинами.

Разочарование было саркастическим, горьким и долгим. В памяти отложилась опасность связи: корабль-льдины.

Но пока это не сработало.

Мы спустились с горы и стали в ожидании экскурсии примериваться к многочисленным катерам, стоящим в бухте, гадая,на котором из них мы поплывем.

Плавание обещало быть приятным. Льдин вокруг нас становилось всё больше, но тревоги своими размерами они не вызывали. Нас накрыли суконными просоленными одеялами и мы на холодном ветру, как романтические пираты, вглядывались вдаль, где маячили невероятно огромные плавучие горы.

Наш кораблик скрипел, но мчался вперед, стремясь к свободному плаванию в неограниченном пространстве. Сладкая парочка улыбалась нам элегантной улыбкой, заставляя отвлекаться на земное…

Наш отважный капитан шел вперед и вперед, достиг уровня одного плавучего дома и, легко сманеврировав, протиснулся между этим и другим, углубляясь в ледяную ловушку. Сердце моё зашлось…Вокруг нас обступали, стараясь прижаться, ледяные коровы, бараны, слоны и домики.

Так выглядели глыбы. Оглянувшись на восхищенных девчонок, на сверкающую дорогими объективами сладкую парочку, я уловила их доверчивую беспечность и поняла, что народ не разделяет моей растущей тревоги.

А видимой воды вокруг оставались уже не метры, а дюймы. Льды окружали и уже шумно чмокали наш утлый чёлн.

Не так уж далеко впереди виднелись торосы, где льдины залезли друг на друга и в страшных позах застыли навсегда. Водное пространство кончалось и начинался полярный ледяной вечный покров.

Мы плыли и многоэтажный дом изо льда разворачивался, показываясь разными сторонами, изумляя формами и пространствами, напоминающими арки, окна, террасы и приглашая внутрь… Мы забрались так далеко вглубь, что возвращение в свободную воду мне казалось уже невозможным.

И тут наша посудина остановилась… У меня под шапкой волосы встали дыбом. Что случилось, почему стоим, куда плыть дальше, если воды уже нет?

Куда звонить?

У моих москвичек болезнь — телефонная зависимость — и они берут звонки с другой части земного шара круглосуточно и неважно, на леднике ли они, в расщелине, на вертолете или на горшке. Они бодро отвечают по рабочим проблемам, являя эффект присутствия, или долго объясняют звонящим где они, что делают и когда вернутся, не забывая втыкать ледоруб или что-то еще.

Думая о сегодняшнем техническом прогрессе, когда в кармане мировая связь, оглядываюсь по сторонам стоящего среди сплошных льдов кораблика и представляю себе, как острые льдины протыкают обшивку плавучего старого чемодана ( или пока только хотят это сделать) и мой мозг бешено ищет ответ на исконно русские вопросы Кто виноват? и Что делать? Да, панически размышляю я, в Москву звонить легко, но бесполезно, придется долго объяснять непонятливым москвичам про льдины в июне.

МЧС далековато. Наверняка грендланские спасательные службы начеку, но пока прилетит заметный красный вертолет или приплывёт другой ветхий Летучий Голландец, мы уже примем ледяные ванны и не факт, что сможем залезть на крутые скользские льдины.

Сколько минут сможет продержаться человек в такой экстремальной ситуации, Даже такие, как моя горячая дочь с боевыми подругами, могущие на лету остановить не только коня, но и танк, не будут дееспособны. Ну, ладно уж я , так много повидавшая, останусь в вечной мерзлоте, сохранив на века пожухлую красоту, но они то — молодые, не пожухлые, любимые и семейные, с детьми и неотложной работой.

Как же спасти их?

Затосковалось по комфорту, руки заледенели от ужаса, почему то абсолютно не разделяемого пассажирской компанией: девочки в экстазе, пожилая пара забилась куда-то, один красавец постарше сияет дорогими имплантами и щелкает крутой фотокиноаппаратурой, не понимая, что есть шанс ее утопить для потомков глобального потепления. Боюсь сказать, но мне показалось, что капитан и его команда (а была ли она, я не сфокусировалась) исчезли.

Тут моя дочь заметила моё нервное состояние и, наверняка, страшное лицо и стала насмешничать. Молодые беспечницы упрекнули меня в незнании физики и изложили мне некую новую для меня теорию, по которой наша посудина должна отталкиваться от льдин, а не протыкаться.

Я, вспоминая огромный комфортабельный плавучий лайнер на Аляске, испугавшийся маленьких льдинок, не смогла принять новую теорию и мечтала только о теплом туалете и серьёзном очищении перед вступлением в Вечность…Хорошо, что здесь не водятся акулы, а то я бы вспомнила анекдот. Когда акула-мать учит акулят нападать на людей.

Вы сначала сделаете несколько кругов вокруг, а потом атакуйте . А зачем ждать, если мы голодные? спрашивают акульи дети. Опытная мать отвечает: В противном случае вам придется съесть добычу с г—ом

Я внимательно искала между льдинами просветы воды и заметила, что некоторые из них активно плывут в одном направлении по какому-то им известному течению, к счастью, в сторону от торосов. Наш кораблик постоял, подумал, подождал и присоединился к активному меньшинству.

Большинство стояло, как вкопанное, вернее, как взмерзшее…

Очень медленно нас двигало в сторону, подальше от страшного, хоть и прекрасного, огромного ледяного дома и, не доплывая до второй громадины, нас развернуло к выходу из ледяного лабиринта. Мало помалу льдины расступались, поняв, наконец, новую Теорию Отталкивания; мое лицо начало оттаивать, памперсы забылись, батарейки в фотоаппарате (неактивном — в периоде ужаса) сдохли.

Мы медленно, с гордостью победителей грозной Стихии, возвращались в кажущееся теперь абсолютно безопасным и дружественным свободное водное пространство с температурой около нуля.

Девчонки упрекали меня в трусости ( не зная о благородстве моих просьб к Б-гу взять только мою жизнь, не забирая их) и наперебой убеждали меня в абсолютной безопасности проведенной экскурсии.

Их аргументы о нежелании капитана сесть в тюрьму за погибщих пассажиров и даже самому образовать инкрустацию во льду не показались мне убедительными. Я придерживаюсь версии оправданого приличными деньгами за тур девяти пассажиров риска.

Они рискуют каждый день, а сумасшедшие туристы платят не каждый. Прогнозы погоды, регламентирующие экстремальный туризм, соблюдаются, на мой взгляд, не на все сто…

Я медленно отходила от чувства оконечности моей интересной жизни и теперь мечтала о хорошей порции грога, глинтвейна, коньяка или, хотя бы виски, чтобы снять стресс, в который погрузилась совершенно добровольно.

Но в баре отеля этого не было, пива и вина моё нутро не захотело и снять стресс не удалось. Решив , согласно путеводителю, поужинать в ресторане с сырыми продуктами моря, мы , покарабкавшись по горам и с трудом найдя среди домишек на разных уровнях адрес, мы упёрлись в запертую дверь опять двухэтажного сарая и, настойчиво постучав, узнали, что надо было зарезервировать столик заранее ( из Европы..?), а сейчас все уже занято…

Мы, глядя на окружающую убогость жилья (хотя электрические столбы и провода есть, правда, с интернетом там проблема) позлословили и отправились по бездорожью наперекос, чтобы не спускаться и снова не подниматься в гору, в наш сарай-отель.

Там мы полюбовались опять видом из окон на сверкающие в нескончаемом солнечном дне вершины, потрогали в холле растянутую на стене шкуру белого медведя с зубатой пастью и заночевали трезвенькие в отельчике на горе, переспав на узкой койке в крохотной неуютной комнатёнке с доисторическим, с дыркой в полу, душем-туалетом. Уснули замертво, не слышав воя и лая собак, покормили русской кровью жирных комаров и на следующее утро встали свеженькими.

Наступивший день был мой нежданный, нежеланный и неповеримый (как выражается по русски мой американский муж)) юбилейный день рождения, из за чего и зародилась идея путешествия в столь дальние и необычные края. Чтобы встретить эту чудовищную дату в полете, как птица, возможно, роняя на лету что-то биологическое.

За отличным обильным и вкуснющим завтраком мои девочки и нестройный хор малочисленных обитателей отеля, включая сладкую парочку ( которая и поведала нам про чудовищный ночной лай и вой собак, что наводило на мысли об их бессонице), спели мне традиционную американскую песенку и доча моя вручила подарок — потрясающей красоты ожерелье и кольцо из вековой лавы в серебре, купленные в тайне от меня, после долгих поисков и групповых споров в бутике Рейкьявика, где всё непомерно дорого.

Роскошные украшения были упакованы очень элегантно в коробочку, футлярчик, бумажки, чтобы долго разворачивать с замирающим от любопытства сердцем. Замечательно, что имя дизайнера, создавшего эту красоту было тем же, что и моё — Тина.

Оставив живущих в отеле туристов ночевать под вой собак еще ночь или несколько, и в таких спартанских условиях любоваться окружающим пейзажем, мы обменялись с нашей парочкой электронными адресами , обоюдно уверенные в ненадобности этого, и на любимом вэне спустились с горы к нашему знакомому красному вертолету.

Наши очаровательные пилоты, как бы герои-романтики, с утра выглядели свежими, были побриты и приветливы. Мы сделали снимки в обнимку и пожелали им всегда мягких посадок, какие они сделали для нас.

В мой день рождения мои намерения свершились — я летела птицей (в вертолете) и счастливо улыбалась, наслаждаясь состоянием полёта и невероятной, невиданной красотой.

В деревне есть церковь, построенная из бревен севшего на мель датского судна; школа на 70 детей, Для туристов организуется шоу силами местных жителей в национальных костюмах. Туда мы не попали А в местном сельпо мы получили короткое удовольствие, короткое, потому что он закрывался на обед.

Прямо как у нас в России, бывалочи, соблюдая права трудящихся в торговых точках, т.е. вороватых продавцов, в обеденные часы, когда люди мечтают поесть и закупиться, магазины закрывались и малочисленный жирный персонал продуктовых магазинов, трапезничая, с усмешкой поглядывал в окно на толпы голодных страждущих бесправных покупателей.

Но в деревне, тем более около полярного круга, никто, кроме нас не спешил, и не возмущался обычаями закрывать магазин на обед. Продается там всё, как и в американском супермаркете, даже больше.

Любое мясо и птица в герметической упаковке, любые синтетические напитки (кроме воды. Местная чистейшая вода, наверное, вытесняет пластиковые канистры и бутыли.), сыры, выпечка, не уверена, что местная; необходимое из одежды, в хозяйстве и для гигиены.

Не зря они не отрываются от Дании, хоть изображают независимость.

Но что нас поразило в деревенском магазине, наряду с едой и перечисленным выше, так это круглая подставка с ружьями. Причем, к нашему визиту осталось для продажи только одно ружьё, остальные лунки были пусты.

Купил и вперед, на охоту. Именно около этой эскимосской деревни мы видели, как человек волочил по льду что-то очень большое для хозяйства и пропитания.

Поэтому мы решили зверушку не жалеть. Польза.

Двухчасовой полет обратно в Рейкьявик был комфортабельным, сытным и приятным. Нам оставалось пробыть в Исландии еще пару дней и предстояло удивительно познавательное путешествие, уже описанное выше.

Мы многое увидели, потрогали, почувствовали в этом интереснейшем уголке нашей замечательной планеты. Мы были счастливы, всем довольны, насыщены информацией и впечатлениями.

Женский коллектив ни разу не поссорился. Никто не заболел, только одна наша красотка в первый же день попыталась оторваться от асфальта и тот наказал ее содранной коленкой, которая болела, несмотря на мужественные уверения, что все нормально.

Эта коленка с отпечатком Исландии была продемонстрирована на празднике родственников в Германии, как приложение к кокетливому короткому платью.

Наша запланированная авантюра удалась. Время путешествия пронеслось и окончилось очень быстро, всё было — прекрасно.

Я, как зачинщик, была счастлива и удовлетворена.

Несмотря на перезрелый возраст, я всё мотаюсь, как говорит дочь Алина по жопам мира. Между тем она уже 4 год ездит туда со мной и со своими подругами.

Все они — молодки, по сравнению со мной. Так, что я не имею права стареть, сдаваться, а то эти девчонки меня заклюют. Исландия с Гренландией- путешествие почти перебившее прошлое в Австралию и Новую Зеландию, Но там мы всё время передвигались (15 перелетов за 20 дней, как в трамвае-говорит Алина) и глазели.

А в этом году был экстрим каждый день, несовместимый с моим возрастом. Но я сознательно пустилась во все тяжкие, чтобы не видеть и слышать дурацких поздравлений, ненужных подарков и жующих людей.

Свой юбилей я достойно встретила: впервые в жизни летала в красном вертолете, чего всю жизнь боялась до смерти, и приземлилась без эксцессов; насмотрелась сверху на эту красоту — горы снежные и айсберги. Посмотрела на эскимосов в их поселке.

Нырнула в ледяную воду, откуда вечность приглашающе поманила меня со немеренометровой глубины, где от страха и удушения легким водолазным костюмом я чуть не потеряла сознание. Карабкалась козлом по горам и с ледорубом по глетчеру; в середине Исландии бежала по ледяному дождю голая до канавы с горячей водой, где немцы и французы, прилетевшие в эту дикую долину на вертолете варили яйца.

Болталась в суперджипе с колесами в мой рост по бездорожью и рекам; стояла на высоких вершинах на ветру; оторопев, молчала в лунном пейзаже. Ощущала тепло и дружелюбие холодных потомков викингов. Наслаждалась вкусной водой и недавно водоплавающей едой.

Удивлялась бесконечному длящемуся солнечному дню рядом с полярным кругом.

А больше всего радовалась этой прекрасной длинной, счастливой событиями и впечатлениями моей Жизни. Только бы подольше…..

© Валентина Попова-Блум

The North Face: Greenland Expedition 2011


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: