Горы северного вьетнама — в деревне близ шапы

У некоторых домов есть вот такие пруды. Зачем? Может сюда собирают воду, чтоб рис выращивать? Почему-то я не додумался спросить.

Горы северного вьетнама - в деревне близ шапы

Дети помогают в хозяйстве с раннего возраста. Около магазина нам повстречался мальчишка оседлавший буйвола.

Он медленно и важно проехал мимо нас, ведя на поводу ещё одно животное.

Вскоре мы пришли к дому Мама-Чи. Она сказала, что тут можно будет заночевать. Это был скорее большой фанерный сарай крытый шифером. Впоследствии правда оказалось, что каркас у него сделан из добротного дерева.

Условия были не ахти — деревня всё же, и нас терзали на этот счёт сомнения.

Зато недалеко от дома растёт красивое старое дерево — Злата назвала его Деревом Жизни.

От него открывается вид на всю долину. Ну, когда облака разходятся.

Перед домом бегали маленькие поросята. Они были одновременно любопытные и пугливые — чуть что, сразу мчались в безопасность своего загончика, где лежала мама.

Муж Мама-Чи никакого интереса к нам не проявил. Он просто сидел в углу дома и смотрел телевизор.

Любопытно, что там, по Discovery Channel показывали передачу о жизни каких-то папуасов.

Зато пришёл муж Зузу. Я так и не запомнил, как его зовут. Она сказала, что их дом выше в гору от дороги.

Кажется чем выше — тем там недвижимость дешевле, ведь надо больше усилий, чтоб подниматься и спускаться каждый день.

У Мама-Чи и Зузу много дочек. Они все собрались на крыльце, и мне стало немного жалко мужчин — они дома в явном меньшинстве.

Придя домой, наши проводницы скинули с себя традиционные наряды, оказалось, что у них под этим всем весьма обыкновенная одежда.

Кстати деревенская тропа проходит через крыльцо дома — тут постоянно проходят какие-то соседи, из тех кто живёт выше. Здороваются, спрашивают как дела, делятся новостями деревни…

Всё свободное время протекает так вот на крыльце… Мистер Зузу по английски не говорит, так что пока мы расспрашивали женщин о деревенской жизни, он сидел в сторонке и внимательно изучал завязочку на моей сумке.

Никого не хочу ни в чём обвинять, но к концу поездки я обнаружил, что с неё слетел кожанный колпачок.

Витя с Толиком решили в итоге, что хватит с них деревни, и попросили такси назад в город. А я, Злата и Славик решили остаться на ночь, чтоб попробовать встретить рассвет у Дерева Жизни.

Мама-Чи приготовила на всех ужин. Её муж кушал в своём углу, не отрываясь от телека. На этот раз там показывали какой-то китайский сериал. К ужину подали какое-то местное спиртное, которое Мама-Чи называла Happy-water.

По крепости где-то 30 градусов думаю. Выпили дружно.

В деревне после темноты делать особо нечего, и поужинав все собрались спать. Нам предложили лофты под крышей. Обожаю спать наверху.

Злата со Славиком разместились в таком же с другой стороны.

Вместо кровати просто матрас, вокруг него сетка от насекомых. После долгого дня ходьбы и Happy-water заснули почти сразу…

…и проснулись с петухами! Всегда мечтал так сказать, но редко бываю в деревне, и вот, наконец!..

Одна из дочек уже что-то орудовала на кухне. Как видите, газа тут нету, всё очень примитивно. Есть очаг, развёл огонь, вскипятил воду…

Проснулись мы ещё затемно, но к сожалению рассвет у Дерева Жизни немного не состоялся из за погодных условий.

Не беда! Нам ещё предстояла пешая прогулка по рисовым террасам!

На этот раз Зузу не было. Мама-Чи сказала, что она поехала обратно в Шапу встречать туристов в пять утра. Оказывается есть какие-то поезда которые посреди ночи приходят. А вместо себя Зузу прислала старшую дочь, Сон.

Ту, которой пятнадцать, и очень секси.

Вдвоём они повели нас по рисовым террасам, и объяснили, как вообще рис выращивают. Это ведь очень трудоёмкий процесс!

Рис должен расти полностью покрытый водой, поэтому в горных районах нужны террасы, ведь иначе вода утечёт! Чем круче склоны, тем чаще надо террасы делать, на это уходит много труда.

Поэтому сначала используют более пологую местность. Кстати, именно поэтому меньшинства типа Хмонгов обитают в горах — в Китае тоже так, приезжаешь на рисовые террасы, а там тоже какие-то люди со своим языком и обычаями.

Главный этнос в стране давно забрал всю удобную плоскую землю себе, вытеснив мелкие народы туда, где рис выращивать сложнее. Но Хмонги работящие, приспособились.

Тут хорошо видно, что в террасах стоит вода. Там где зелено, рис ещё не созрел, как он чуть пожелтеет, его пожнут, и останутся пустые терраски с торчащими из воды стебельками.

Рис на колосе выглядит вот так:

Срезанные колосья собирают в пучки, и стучат ими по брезенту. Таким образом рис отделяется от колоса.

Весь процесс невероятно муторный, так как за рисовыми полями надо ухаживать. Витя сказал, что именно из за этого азиатские народы такие работящие.

По его словам рис требует больше труда, и больше рассчётливости чем та же пшеница. Исторически фермеры, не готовые планировать урожаи наперёд и вкалывать, просто умирали с голоду.

В итоге мы спустились к реке Занточай, которая протекает по дну долины. Всё вокруг покрыто рисовыми полями.

Через реку ведёт подвесной мост. На нём мы чуть было не сошлись лицом-к-лицу с ещё одним буйволом, который туда забрёл. К счастью его вовремя развернула молодая хозяйка.

Кажется гонять скот считается в деревнях лёгкой работой, поэтому её всегда поручают детям.

По пути мы прошли деревню народа Зай. Их бабушки всё пытались нам продать свои сувениры. Позже, вернувшись в Шапу мы встретили тётенек помоложе.

Я так понял что в деревне приторговывают лишь те, кто уже слишком стар, чтоб ехать в город.

Наши проводницы без особого интереса наблюдали за этим. Распогодилось, вышло солнце, и они раскрыв зонты, повели нас в очередную деревню, откуда можно было вызвать такси обратно в Шапу.

К вечеру мы снова тряслись в купе медленного вьетнамского поезда, везущего нас назад в Ханой. (Всего эта вылазка длилась два дня и три ночи.)

А потом мы поехали плавать по Халонг Бэю…

Tüüp


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: