Доминикана. однажды в америке. призраки воображаемой эмиграции

Я когда езжу по дальним и чужеродным странам часто представляю себя вынужденным эмигрантом.

Меня завораживает эпоха Гражданской Войны, то как и куда, какими тропами по миру растекались русские эмигранты — это что-то безумное — эвакуировались с Камчатки, бродили морем и основали русскую колонию на Мадагаскаре. Армия Врангеля стоящая в полной боевой готовности на территории Турции, не зная куда податься.

Русская диаспора посреди Китая. Волны миграций в Штаты, Аргентину, Австралию, Бразилию. Счет на десятки тысяч в городах Европы.

Изумительно находить следы русских там, где диву только можно даваться — пионеры авиации Сикорский и Слюсаренко в Штатах и Австралии. Семья Проценко в Бейруте, в Ливане.

Влиятельнейшие русские военначальники Парагвая, имя Всеволода Канонникова до сих пор носит одна из центральных улиц Асунсьона.

В Доминикане, правда, русские в то время следа не оставили, поэтому мои фантазии только лишь ими и остались, подтверждения в анналах не находя. Хотя русские, упустив Доминикану как эмиграцию, похоже начали брать Доминикану как колонизацию — страна продается, русские нефтяники скупают доминиканские дома, участки у моря. Доминикана. однажды в америке. призраки воображаемой эмиграции

Кухня, за окном шумят пальмы — словно ничего и не поменялось

Дача на другом краю планеты стала нормой. И не только дача — Доминикана активно раздает инвесторам виды на жительство.

Впрочем Доминикана вообще беззастенчиво продается всем, кто ее купит. От мала до велика. Здесь много т.н. помогал, специального латиноамериканского сорта — изображающих крайнее радушие мужичков, которые радостно тянут показать достопримечательности, но потом, заведя в место, где поджидают дюжие кореша, ласково и неуклонно требующие плату за услуги экскурсовода.

Хорошо я этот сорт упырей еще на Кубе безошибочно срисовал.

Больше всего подлизываний к Штатам, которые тут главный спонсор, спонсирует выращивание кофе и прыть грудастых красоток. Раньше даже формой денег подлизывались — доминиканские песо внешне точно копировали американский доллар.

Сейчас исправились — на доминиканских песо, что необычно, изображены целые семьи. Что интересно — некая аристократическая верхушка страны — европейцы

При том, что практически все рядовое население страны — мулаты и чернокожие.

А красотки и правда грудастые — если на Кубе непонятным образом отращивают огромные задницы, вне зависимости от расы и комплекции, то Доминикана уникальный инкубатор груди — средняя грудь средней доминиканки порой превышает мою голову, широта сосков как крайний росчерк циркуля, и вообще тело доминиканки можно условно разделить на равные части, и 1/3 тела займет грудь.

Скромничать не принято, напротив грудь подчеркивается и носится гордо как парадные флаги авианосца.

Народ в целом бедный и веселый.

Есть какая-то нависшая усталость. Сморило, уронил голову на грудь усталый дорработник. В руке прикольный знак SIGA — наверное если он его бросает — это называется кинуть зигу

Нехитрый быт. Поиск подработок.

Доминиканские пацаны заняты типовым пацанским бросанием понтов — Санто-Доминго стайл, гоп-тюнинг

Э, амиго, садись подброшу

Как рядовые доминиканцы живут? Да бедненько живут. По историческим районам сохранили кое-где напоказ колониальный шарм

С множеством этих фирменных американских деталей, такие как расписные изразцы, крученая мебель

Столице страны есть чем похвастаться — таки первый город Америки основанный колонистами

Страна истово католически верующая — недаром нынешний понтифик представляет этот регион планеты, самый католически клерикальный

Есть резервации для туристов, недвижимость на продажу

Но в целом вся страна — коробки типовых латиноамериканских домиков

По всему латиноамериканскому миру строят коробки, и иногда, по необходимости, прямо сверху их надстраивают

А если чуть в сторону от города — так и вовсе лачуги

Характерные жалюзи, решетки, проветриваемые коробки комнат с нехитрой мебелью.

Доминикана схожестью колониальных черт растворяется в латиноамериканском море. Фавеллы и столбы.

В тропиках жизнь специфическая — нет явной смены времен года. Поскольку сезоны не слишком друг от друга рознятся, аборигены тропиков частенько путают, что после чего идет — зима после весны, лето после осени или наоборот.

Изобретение испаноязычных жарких стран — сиеста. Время когда солнце в зените и все равно ничего полезного не учудишь.

Тропическая жара размаривает. Тем кто здесь родился и вырос — тем легче. Европеец-же начинает плыть.

В Латинской Америке странная мания похожих дней — один и тот же завтрак, один и тот же ужин. Один и тот же ритуал выкурить трубку.

Меню завтрака в любом месте, в любой семье можно угадать не зная — ломтик хлеба, омлет, крепкий кофе и полное отсутствие чая.

И во всех, несмотря на жар и зной, какая-то усталая озабоченность

Страна которая как-то потеряла ощущение себя — кто мы тут вообще такие? А ответа нет.

Маркес тоскливо и неумолимо снял рентгеновский снимок со своей страны в свое время, обозначив это особое латиноамериканское понятие и проклятие — быт банановой республики

Страны заточенной на подношение белым господам бананов. Страны эмигрантов, откуда уже никуда не эмигрировать.

Или это я вновь расфантазировался о чем-то от земли отрешенном?

Доминикана. Орёл и Решка. Перезагрузка. АМЕРИКА (english subtitles)


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: