Андалусские сказки. гранада

Если Кордова похожа на ожившую иллюстрацию к городам людей из Властелина колец, то Гранада — это город гномов. Все самое ценное здесь спрятано за высокими и прочными стенами, чтобы случайный прохожий не прознал и не украл такое богатство.

Заснеженные шапки гор на горизонте, вырубленный прямо в скалах район Сакрамонте и неприступные холмы Альгамбры только усиливают это впечатление. Даже у реки, на которой стоит Гранада, какое-то гномье название — Дарро. Андалусские сказки. гранада

Через речку перекинуты основательные каменные мостики, соединяющие два квартала города. В одну сторону поднимаются вверх бесконечные улочки Альбайсина, в другую — тоже вверх — дорожки, ведущие к Альгамбре.

Итак у церкви св. Анны, на Новой площади практически развилка: направо пойдешь — в Альгамбру попадешь, налево — по Альбайсину пойдешь, а прямо — в Сакрамонте придешь.

Но мы не ищем простых путей и, развернувшись и оставив за спиной Новую площадь, выйдем на улицу Католических Королей. Здесь на пересечении двух главных улиц Гранады стоит памятник Изабелле и Колумбу.

А рядом, на улице Колумба расположен и кафедральный собор Гранады.

Мои героические многократные усилия показали, что не существует никакого приемлемого ракурса, чтобы сфотографировать это немаленький собор, зажатый узкими улочками старинного квартала.

Собор появился здесь после завоевания Гранада в 1492 году. Как и во многих других городах местом для новой христианской святыни было выбрано самое сердце мусульманского квартала — его мечеть.

Мечеть была разрушена, а ее фундамент послужил основой для возведения главного храма города. Когда-то из собора можно было попасть в Королевскую Капеллу, где покоятся Фердинанд и Изабелла и их дочь Хуана Безумная с мужем Филиппом Красивым.

Теперь же в Капеллу попасть можно только с улицы. Впрочем, рассмотреть мраморные надгробия во всех подробностях не получится и остается пользоваться только открытками да буклетами.

Поблуждав по окрестным улочкам, насладившись ароматом специй и чая, которые продают здесь же — с многочисленных открытых лотков, выходим обратно на улицу Колумба и, оставив старый центр Гранады позади, на автобусе едем в сторону университетского городка к монастырю Ля Картуха. Основанный на деньги Гран Капитана (Гонсало Фернандес де Кордоба) на месте арабского дворца, монастырь поражает аскетичностью убранства.

Большие, слабоосвещенные и практически пустые залы, где монахи молились, трапезничали, жили… Массивные деревянные столы и скамьи, мрачные картины на стенах, и как величайший контраст — собор монастыря, украшенный, радостный, яркий.

Сначала не веришь своим глазам: такое богатство, красота и великолепие после практически пустого монастыря.

Основной алтарь похож на клубничное кремовое пирожное:

Находящаяся рядом ризница похожа на чашку ароматного кофе со сливками, так здесь много коричневого и белого мрамора.

А внутри монастыря находится небольшой апельсиновый дворик:

Из окна автобуса был виден указатель к мирадору — смотровой площадке, но, чтобы до него дойти, придется пройтись, и не очень близко. Тротуар вдруг заканчивается, а сама дорога круто забирает вверх, но вид оттуда того стоит.

Налюбовавшись на Альгамбру на фоне заснеженных гор, на город, раскинувшийся внизу, можно начать спускаться, теперь уже другой дорогой, по бесконечной паутине узких улочек и крутых лестниц. А вокруг домики в арабском стиле и коты гнездятся на деревьях.

Оказывается, что так незаметно мы перешли в район Альбайсин. Узкие улочки ведут то вверх, то вниз.

По сторонам не видно ни тенистых садиков, ни балкончиков с цветами… Лишь кованые ворота, деревянные и железные двери, да высокие оштукатуренные стены, скрывающие то, что внутри.

Все, как и должно быть в настоящем гномьем городе.

И только из-за высоких стен видны деревья, и цветущие ветки создают шатер над старыми лестницами, которые местами заменяют привычные улицы.

Выходим на площадь Сан-Николас, откуда открывается совершенно открыточный вид на Альгамбру. Говорят, особенно красиво здесь на закате, когда лучи заходящего солнца окрашивают стены дворца в оранжевые и розоватые тона.

Ну это, конечно, если солнце не прячется за облаками…

В быстро сгущающихся сумерках зажигаются фонари, в ресторанчиках звенят приборы и на столах появляются свечи, отовсюду слышится людской гомон, откуда-то доносятся звуки фламенко, и кажется, что так было и будет всегда.

Europa Universalis 4 Гранада/Андалусия Timelapse 1583


Вы прочитали статью, но не прочитали журнал…

Читайте также: